Руководитель шоу «Хто зверху?»: Если и отказываются принимать участие в съемках, то по причине занятости дат

Лучше нового может быть только хорошо обновленное старое — главное, вовремя менять батарейки. Как, например, в проекте «Нового канала» «Хто зверху?». Поменяв Ольгу Фреймут на Катю Варнаву, шоу перезарядилось вновь — заменой последней на Лесю Никитюк. И самые рейтинговые выпуски всех сезонов были как раз этой весной. Не удивительно, что ведущую попросили остаться.

Быстро ли Леся согласилась, расскажу вам чуть позже. Вернее, расскажет руководитель проекта. А я пока проведу вам экскурсию по съемочной площадке, на которую заглянула в поисках сенсаций нового сезона.

Ну, а пока в павильоне проходила перестановка и подготовка к съемкам второй программы, я поймала руководителя проекта Анну Вовк и пригласила ее на прогулку с корыстной целью — выведать как можно больше подробностей нового сезона шоу.

– Анна, судя по тому, что Лесю вы оставили на второй сезон, она вас вполне устроила.

— Леся – классная ведущая с отличным чувством юмора. Здесь мало сказать, что просто «устроила», все сложилось замечательно, и 6-й сезон «Хто зверху?» был самым рейтинговым за всю историю шоу. Надеюсь, что дальше рейтинги проекта будут расти с каждым годом.

– Вообще не думали о замене?

– Вообще не думали (улыбается).

– А Леся сразу согласилась?

– В предыдущем сезоне нам пришлось ее немого поуговаривать. И хотя решение нужно было принимать очень быстро, Леся выдержала паузу в несколько дней, и только затем дала согласие. Сейчас уже было все по-другому: мы заранее договаривались об условиях сотрудничества, и сомнений ни у команды, ни у Леси, надеюсь, не было. Мы обсудили все творческие вопросы, организационные, подписали договор и принялись к активной подготовке проекта.

– А как она с Притулой сработалась? Поначалу казалось, что он ее слишком поддевает.

— Притула испытывал на «прочность» (улыбается). Парировать Сереже на съемочной площадке может далеко не каждый, но Леся отлично справляется! Тем более, это только в шоу они постоянно выясняют отношения и находятся по разные стороны барикад, а за кадром Сережа очень поддерживал Лесю, помогал ей быстрее освоиться.

– Судя по страстям, бушующим вокруг «Укртелефильма» в последнее время, съемки должны были проходить где-то в другом месте. Но мы снова встречаемся с вами здесь…

– Да, мы действительно страховались, и наш исполнительный продюсер просмотрел много других вариантов, но они все нам не подходили – по графикам, по техническим характеристикам (слишком низкие, слишком узкие, слишком мало гримерок). Слава Богу, что все разрешилось. Здесь нам все подходит, плюс удобное месторасположение – в рамках Киева, метро недалеко.

– Главные герои проекта — звезды: их в стране больше не становится, а у вас — 7-й сезон. Где взять столько звезд? Или они от сезона к сезону мельчают?

– Ну почему же? Были у нас Полякова, Джамала, Могилевская, Каменских, Билык и много других крутых звезд. Приходят к нам и молодые-перспективные артисты. Наши стар-менеджеры – настоящие профи, они формируют очень хорошие команды. Конечно, им тяжело, ведь за сезон нужно пригласить 108 звезд, но меня радует, что звезды любят к нам приходить, потому что на площадке всегда весело, с самого старта записи программы у всех просыпается настоящий азарт к игре и желание победить.

– А что изменилось в этом сезоне? Может, чаще стали отказываться, или наоборот?

 – Чаще всего, если и отказываются принимать участие в съемках, то по причине занятости дат. В этом году мы стали больше приглашать актеров, спортсменов. Вот в предыдущей программе был Денис Беринчик, который позавчера выиграл бой, были Юлия Левченко, Ольга Харлан. Также пригласили известного блогера Алену Венум.

Уже во второй раз к нам приходит Джамала — видимо, в прошлом году ей понравилось (улыбается).Сергей и Снежана Бабкины снимались в «Хто зверху?» впервые, надеюсь, придут еще.

– Спецвыпуски, спецкоманды будут?

– Мы стараемся формировать команды таким образом, чтобы они были разноплановыми, наример, состояли из пары музыкантов, актеров и спортсменов. Хорошо, когда в одной программе есть женатые пары, интересно наблюдать за их отношениями в каких-то провокационных вопросах или конкурсах. Пытались сделать одну программу, полностью состоящую из жен-мужей, но у кого-то из звезд не получилось, и команду пришлось расформировать. Вообще, примерно 15% участников – это замены день в день или за ночь перед программой, снова-таки из-за занятости артистов.

Что касается спецвыпусков – в прошлом году самыми успешными оказались музыкальные выпуски, в этом сезоне у нас тоже будет много музыки.

– А конкурсы меняли, добавляли?

– У нас немного трансформировался конкурс с буквами-кубиками. Сколько можно, 6 сезонов уже играем (смеется). Думаю, звезды в него наигрались, да и у редакторов уже закончились все комбинации букв/слов, поэтому решили, что нужно расширяться. Сейчас команды тоже собирают слова, но буквы у них и на руках, и на ногах. И слова теперь могут быть длиннее. Звезды поначалу терялись в этом конкурсе, могли простоять с одной поднятой рукой или ногой всю программу, но все равно это было смешно. И если в первых программах собирали одно-два слова за выпуск, то сейчас уже по 5-6 — все потому, что ведущие освоились в этом конкурсе и руководят своей командой.

Оставили с прошлого сезона новый конкурс «5 слов», где нужно с меньшим количеством открытых слов угадать строчку из песни.

Также из новых – «Собери фото». У участников большие кубики, на каждой грани которого – части одной фотографии известных персонажей. Нужно сложить целое фото, по принципу пазлов. В нескольких программах делали «Показуху». Капитаны показывали своей команде слова только с помощью жестов. Для усложнения мы надели на них костюмы. В прошлой программе вот в японских были (смеется).

– Тестируете конкурсы на себе?

– Да, каждый! Режиссер-постановщик Лена Ботникова очень тщательно все проверяет и на себе, и на нас. Я вот тестировала конкурс, где нужно было подпрыгивать на специальных батутах и головой разбивать коробки, из которых выпадали монеты, прямо как в игре «Супер Марио». Все прошло хорошо: коробка прорвалась, монеты выпали, голова не пострадала – мы предусмотрели каски. А во время записи конкурс пришлось срочно заменить на другой – оказалось, что одна участница на 6-м месяце беременности. То есть прыгать — не вариант. Конкурс сыграл в другой программе.

– А были конкурсы, которые реализовать не удалось?

– Так как есть много ограничений по покупке фотографий с изображением известных персонажей для конкурса «Кто я?», мы хотели сначала переформатировать его в «Где я?». Протестировали и поняли, что это очень сложно, так как спектр мест огромный, за 90 секунд практически нереально угадать. Поэтому оставили «Кто я?», хоть и намучились с ним (смеется).

– Сегодня в холле видела килограммы апельсинов…

– У нас вообще так много конкурсов с едой! На один из них мы заказывали 25-килограммовые колбасы и сыры. Нашим участникам нужно было отрезать определенное количество граммов.

Дальше был конкурс «Причуды беременной», когда девочкам нужно было отыскать определенный экзотический фрукт среди всех остальных. На площадке их было сто-о-олько… В Таиланде столько не соберешь! Также сегодня будет конкурс с двумя огромными тортами, в которых 3 тысячи свечей, но здесь они не съедобные. Участники будут задувать свечи наперегонки. Зажгли их минут за 5, наши художники – волшебники.

– Это же все дорого. Покупаете или договариваетесь?

– Бартер. Продюсеры умеют экономить бюджет (смеется).

– Реквизит в вашем шоу – такая же важная часть, как и звезды. Сколько от общего бюджета на него выделяется?

– Примерно 7-8%.

– А куда деваете потом съедобный реквизит?

– Всех кормим! И съемочную группу, и зрителей. Делали всем бутерброды, раздавали с собой. И колбасу, и фрукты.

А, еще один конкурс о еде. Было у нас два огромных торта (здесь уже настоящих), девочки – невесты, мальчики – женихи. В них нужно было найти обручальные кольца.

Также очень хотели сделать конкурс, где участники были бы в костюмах мочалок, залезали в огромный бассейн, набирали в свои костюмы воду и выжимали ее в другой ванной. Но площадка не позволяет нам такие масштабы. Думали перенести на улицу, смотрели локацию под конкурс, но это все долго и дорого. Для него нужна была бы целая смена, потому мы концепцию немного изменили. Но! Ведущие в костюмах мочалок все-таки будут (смеется).

– Еще костюмы интересные были?

– Не так давно у нас были команды в костюмах пчел. Они собирали пыльцу с огромных цветков. Очень красивые собиратели фруктов получились из наших участников. Восточные танцовщицы, сумасшедшие ученые у нас были. Наши стилисты и гримеры создают потрясающие образы. А ведь звездам не так просто угодить.

– А что с животными на площадке?

– Их тоже хватало. Вот, например, на одном из конкурсов у мужчин была задача распределить, какому животному какие яйца принадлежат. Там были крокодил, ворон, змея, черепаха… Представляете, как тяжело было найти всех этих животных, чтобы у них были яйца-детеныши. Мы их положили очень бережно в стеклянные боксы для безопасности. Всю съемочную группу предупредили, чтобы не вынимали их из этих коробочек, аккуратно переносили, пробрифовали участников, что на этом конкурсе нужно вести себя тихо и очень осторожно. Скоро будет 8 красивых собак. Они, кстати, проходили кастинг. Для нас очень важно, чтоб животные были дрессированными. Для всех наших собак, кстати, это не будет первый съемочный опыт. Они уже актеры со стажем.

 – А где их брали?

– Находили хозяев и договаривались. Нашим рекизиторам и кастинг-менеджерам все под силу!

– Шеф-редактор проекта Евгения Скрипниченко ушла в декрет. Она делегировала кому-то свои обязанности или присутствует на съемках?

– Женя у нас – суперженщина и профессионал. В декрете она практически не была: уже через несколько дней после рождения сына отвечала на все письма и курировала работу редакторской группы. Мы ее, конечно, все командой очень поддерживали. Иногда даже встречи организовывали не на канале, а у нее дома, чтоб она не тратила время на дорогу. Старались все заранее написать, утвердить. Сейчас, пока наша молодая мама на съемочной площадке – малыш с бабушкой дома. А вообще, у нас в каждом сезоне в команде есть или кто-то беременный или только что родивший, при этом рабочий процесс не останавливается.

– А как команда изменилась в этом сезоне? Есть новые лица?

Основной состав не поменялся. На проекте новый художник-постановщик, но на съемках мы вместе не первый раз (отлично сработались на «Суперинтуции»), другой стилист у ведущих, есть новенькие и в админгруппе. Редакторская группа – без изменений. Ребята работают уже три сезона, мы понимаем, как им тяжело придумывать новые конкурсы и их варианты, но они все равно отлично справляются. В их голову приходят невероятные и по-хорошему сумасшедшие идеи! Договорись, что переведем их на новый проект, а со следующего сезона в «Хто зверху?» сформируем новую редгруппу. И вот, собираемся мы на первую летучку нового проекта, ребята рассказывают свои идеи, а потом говорят: «Слушай, мы пока придумывали конкурсы к новому проекту, у нас столько новых вариантов для «Хто зверху?» появилось… Так что все, не нужен нам никакой перерыв». Вот он, глоток свежего воздуха (смеется).

– А что за проект, собственно, уже можете рассказать?

– Пока могу сказать, что он тоже студийный, тоже со звездами, и тоже развлекательный.

– Окей. Возвращаясь к конкурсам. Как фильтруются песни, вопросы для той же «Стеклянной доски», фото в «Кто я?» в связи с политической ситуацией?

– Практически на всех русских, да и советских персонажей и исполнителей у нас табу по понятным причинам. Сейчас очень строго с авторскими правами, и не только на музыку и фото, но и на использование художественных образов. Например, в конкурсе с мочалками сначала должны были быть всем известные персонажи – Губки Боба. Мы обратились к компании-правообладателю, но не сошлись по некоторым условиям. Поэтому оставили просто мочалки.

А на вопросы по «Стеклянной доске» не стоит никаких ограничений – здесь только фантазия редакторов. Авторские права получать ни у кого не нужно.

– Сергей Притула – не только ведущий, но и креативный продюсер проекта. Насколько весомо его слово? И какие у него обязанности?

– К нему на вычитку попадают все наши конкурсы. Из 100% того, что ему приносят редакторы, Сережей утверждается примерно 10%. Они потом пишут мне, мол, может, все-таки что-то из этого можно взять? А я смотрю и понимаю, что он прав. У Сережи очень наметан глаз.

– Как происходит это внесение правок Притулой? На летучках?

– Ну вот, например, дают ему редакторы список песен для музыкального конкурса. Сережа заходит в оупен-спейс «Нового канала» и делает громкий опрос: «Так, вы знаете эту песню? Если да – поднимите руку». Понятное дело, если руку поднимают три человека, песня убирается. Но иногда мы его переубеждаем. Есть какие-то известные песни, но Сережа их может и не знать. И когда во время программы вся девичья команда рвется в пляс под эти песни, понимаем, что не зря уговорили. Мы ценим и уважаем мнение Сережи. Он не только лучший ведущий, но и суперкреативный продюсер.

– А честен ли этот процесс по отношению к женской команде? Получается, песни из музыкальных конкурсов он знает, вопросы для доски – тоже, даже персонажей для «Кто я?».

– Но он же не знает, как мы сформируем сценарий. Минусовки к песенным конкурсам Сережа не получает. Песни утверждаются заранее, и я не думаю, что он держит в голове весь наш плейлист. А вообще, Леся у нас побеждает почти во всех музыкальных конкурсах. Она с первых нот может отгадать песню. Леся классно поет, у нее хороший слух, она любит караоке, потому знает много песен. Сережа даже думает, что мы ей подсказываем (смеется), но это не так.

Не могла я не задать несколько вопросов и Лесе Никитюк. Правда, в перерыве она была занята подготовкой к следующей программе, потому связались мы с ее пресс-службой позже, по почте.

– Леся, как вы сработались с Притулой? Он вас поддерживал поначалу, или, наоборот, ругал за проколы?

– Всі вже давно знають історію, як я перед тим, як встати в кадр з Притулою, пішла в церкву, але ніхто не знає про те, що я дуже довго спостерігала за його творчістю і є давньою шанувальницею його гумору. І навіть після сезону роботи разом я досі так думаю – а це, повірте, дуже багато значить.

– Он все-таки креативный продюсер, плюс в команде с самого начала. А вы – новенькая, еще и работали до этого в другом формате. Как вливались в коллектив? Шли на какие-то хитрости?

– Насправді я не йшла на жодні хитрощі, а просто прийшла і подивилася на всіх «зверху». Я ж висока (смеется). Сам формат шоу передбачає дуже багато імпровізації, гуморові поєдинки, тому адаптація в новому форматі для мене не зайняла більше 5 хвилин. Ну і, звичайно, такий суперник як Притула – ціле щастя для мене.

Источник: mediananny.com

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *